Международный круглый стол «Сталинизм и крестьянство»

22 мая 2012 г. в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) в рамках теоретического семинара «Крестьянский вопрос в отечественной и мировой истории» состоялось первое заседание Международного круглого стола «Сталинизм и крестьянство».

Данное мероприятие было организовано Центром аграрных исследований РАНХиГС и научным проектом «Народ и Власть: история России и её фальсификации». Координатором и одним из организаторов этого проекта является начальник отдела по воспитательной работе, доцент кафедры общественных наук Института гуманитарного образования и информационных технологий С.Ю. Разин.

Особый статус мероприятия был предопределен участием в нем «патриархов» мирового и отечественного крестьяноведения: академика РАСXН, профессора Манчестерского университета Т. Шанина (Великобритания), доктора исторических наук, профессора, заведующего кафедрой политологии Белорусского экономического государственного университета, главного научного сотрудника Института Европы РАН (Беларусь) О.Г. Буховца и доктора исторических наук, заведующего сектором Института научной информации по общественным наукам РАН (Москва) А.В. Гордона.

Помимо них в заседании участвовали ученые, представляющие научные журналы, научно-исследовательские организации и высшие учебные заведения Москвы, Коломны, Казани, Новочеркасска, Курска и Орла. Вел заседание кандидат экономических наук, директор Центра аграрных исследований РАНХиГС А.М. Никулин.

В ходе состоявшейся дискуссии выявились два подхода к рассмотрению проблемы, вынесенной в название мероприятия, – историко-антропологический и глобально-исторический.

Последний отчетливо проявился в выступлении С.Ю. Разина. Он призвал собравшихся при рассмотрении данной темы отойти от тех штампов и стереотипов, которые сложились в отечественной и зарубежной историографии в последние несколько десятилетий. Прежде всего, по его мнению, необходимо отказаться от поиска записных «злых демонов» отечественной истории, которые виноваты во всех бедах и трагедиях отечества. Современный историографический антисталинизм – это тот же сталинизм, только со знаком «минус». Это та же характерная для отечественной историографии и публицистики вера во всесилие и всемогущество российской власти. Современный историографический антисталинизм так же, как и оголтелый сталинизм, является мифом, далеким от исторической реальности. И оба они представляют собой препятствие на пути к обретению подлинного понимания процессов, происходивших в СССР в конце 20-х – начале 50-х годов прошлого столетия.

Международный круглый стол «Сталинизм и крестьянство»

Одним из историографических штампов, от которых, по мнению С.Ю. Разина, необходимо отказаться является представление о том, что гражданская война в России к 1922 г. закончилась. Историк считает, что применительно к стране в целом правильнее было бы говорить о переходе гражданской войны из «горячей» фазы в фазу «холодную», от открытого противостояния различных социальных сил к противостоянию скрытому, «латентному». Он отметил, что сталинизм следует рассматривать как политику проведения ускоренной модернизации в условиях незавершившейся гражданской войны. В ответ на реплику ведущего о том, что это положение весьма похоже на выдвинутый в конце 1920-х годов И.В. Сталиным тезис об обострении классовой борьбы в период строительства социализма, С.Ю. Разин сказал, что не стесняется такого сходства, поскольку не видит в сталинском тезисе ничего из ряда вон выходящего. Если перевести это высказывание с политико-идеологического языка того времени на язык современных макросоциологических и макроисторических теорий, то получится, что И.В. Сталин констатировал факт, согласно которому по мере углубления процесса модернизации растет сопротивление уходящих в историческое небытие традиционалистских социальных сил и слоев. Об этом же, по сути, в свое время говорил известный американский социолог Баррингтон Мур. В качестве одного из типов революции он выделял так называемые крестьянские революции, которые, по его мнению, носят антимодернизаторский характер и ведут к ретрадиционализации общества, т.е. к воспроизводству традиционалистких социальных отношений и институтов. Говоря о таких революциях, он сказал, что они рождаются не из победного клича восходящих классов, а из предсмертного рева тех классов, над которыми вот-вот сомкнется волна прогресса.

В этом контексте индустриализацию и коллективизацию, с одной стороны, следует рассматривать и как финал начавшейся в 1902 г. Крестьянской войны, в ходе которой крестьянство боролось за самосохранение против наступавшего индустриализма, а с другой – как финал тысячелетнего противостояния государства и крестьянства, государственного централизма и общинного локализма. Итоги этих процессов далеко не однозначны. Сегодня можно говорить о том, что раскрестьянивание России, т.е. исчезновение крестьянства как особого социального класса, привело к… окрестьяниванию страны, проявившемуся в форме массового переселения в города бывших крестьян и перенесения ими в городскую среду традиционалистской крестьянской ментальности, которая во многом и сегодня предопределяет специфику массового сознания, политической и правовой культуры россиян. Можно сказать, что в современной России того крестьянства, которое было в начале XX в., нет, а крестьянственность осталась.

Ученый высказал мысль о том, что в начале 1920-х годов в стране были две социальные силы, которых (условно, на тот момент времени) можно назвать победителями в гражданской войне, – большевистская политическая элита и крестьянство (как это ни парадоксально может показаться кому-то на первый взгляд). Тогда же по стране прокатилась целая волна крестьянских антибольшевистских мятежей и восстаний (Кронштадтский мятеж, «антоновщина», Западно-Сибирское восстание). Однако большевистскому руководству удалось эти выступления подавить. Вопрос, как проводить новый этап индустриализации страны, стоял остро. По мнению С.Ю. Разина, в тех условиях ответ на этот вопрос мог быть только один – борясь с крестьянством … и опираясь на него. Иначе быть не могло. В этом и состояла сложность и противоречивость взаимоотношений власти и крестьянства в конце 1920-х – начале 1930-х годов. Историк высказал мысль, согласно которой необходимость ускоренной индустриализации и коллективизации была вызвана прежде всего геополитическими факторами, диктовавшими необходимость создания в кратчайшие сроки такого оборонно-промышленного комплекса, который позволил бы стране выстоять во Второй мировой войне.

Участники дискуссии приняли решение продолжить обсуждение данной темы и осенью этого года провести второе заседание Международного круглого стола «Сталинизм и крестьянство».

По итогам работы круглого стола предполагается публикация его материалов и аналитических статей по его проблематике в ряде федеральных научных журналов, рекомендованных перечнем ВАК РФ.

30.05.2012

Возврат к списку